Убедительный Чехов

 

"Дядя Ваня" в постановке Андрея Михалкова–Кончаловского показался мне лучшим спектаклем по этой бессмертной пьесе Чехова, чем все, увиденные до сих пор. Полнота ощущений, радость и наслаждение НАСТОЯЩИМ. А главное — спектакль очень ясно поставлен. Несмотря на заявления режиссера–постановщика, что "актуальность вообще не важна", "Дядя Ваня" оказался особенно актуален и созвучен сегодняшнему времени. Почему–то в прежних прочтениях этой пьесы как–то стеснялись, намеренно или еще по какой–то другой причине затушевывали один из главных конфликтов — паразитизм одних и жертвенность и христианские добродетели других, схватки за собственность. Впрочем, это такое житейское, на все времена… 

Андрей Сергеевич ясно расставляет точки над "i" и вдруг поражаешься открывшейся истине: оказывается, паразит–профессор, да и его вторая жена всю жизнь пользовались собственностью, к которой они не имеют ни малейшего отношения! А законные владельцы и наследники ее отказывали себе во всем всю жизнь, тяжело работали, только чтобы жил никого не согревающий ни в ученом, ни в житейском мире профессор в отставке. Куда уж актуальнее. 

Павел Деревянко в роли Ивана Михайловича Войницкого — дяди Вани — очень ясно доносит то безграничное отчаяние, в которое приходит проживший полжизни человек, который вдруг осознал, что жил напрасно. Но на деле–то оказывается, что вовсе не напрасно, а ради других, и это его успокаивает в конце концов: не напрасны его жертвенность, доброта, всепонимание, человеколюбие, смирение, терпение — он живет по заповедям Господним, по–христиански добродетельно. Он вовсе не слабак, как и его племянница Соня, дочь профессора, рано оставшаяся без матери, по сути сирота и при живом отце — так называет ее и старая нянька Марина. Они сильны этой жертвенностью, способностью жить ради других. 

На протяжении спектакля у меня частенько было такое чувство, что Соня в исполнении Юлии Высоцкой — центральный персонаж пьесы. Это сильнейшая работа актрисы, и я была поражена, насколько вообще Юлия глубокий мастер. Органичность ее как актрисы безгранична. Радостное открытие! Дело даже не в том, что супруг, Андрей Кончаловский, не делает ей ни малейших скидок — она сама делает максимум возможного на сцене. И очень ясно это делает. Сильная и цельная душа, вынужденная всю жизнь скрывать свои порывы и тяжело работать не из ханжеского "потому что так прилично", а из глубокого, непоколебимого убеждения, что ТАК ЖИТЬ ПРАВИЛЬНО. "Мы должны терпеть, работать и жить до конца, как бы ни была тяжела эта жизнь… и только потом, за порогом жизни, в награду за это мы услышим ангелов, увидим небо в алмазах…", — наверное, впервые мне так ясно открылся и христианский смысл чеховской пьесы. Юлия не боится быть на сцене некрасивой и угловатой, появляясь в каком–то немыслимом, уродующем ее головном уборе, чепце–капоре, в серых, безликих юбках и кофтах, без макияжа. Красота и сила души Сони, которые она доносит до нас, искупает весь внешний антураж. 

В спектакле нет слабых ролей, невыписанных персонажей. Профессор — Александр Филиппенко — капризный эгоист. Вот у него не понятно, зачем он прожил свою жизнь, и актер ясно показывает нам это. Парадокс–то в том, что те, кто, казалось бы, живут со смыслом, и оказались пустышками, а те, что всю жизнь считали себя никчемными, серенькими обывателями, деревенщиной, и есть подлинные, чистые, настоящие, глубокие. 

Наталья Вдовина, знакомая нам по фильму "Остров", где она сыграла дочь адмирала, тяжело переживающую смерть молодого супруга, филигранно ведет свою роль в дуэтах и трио с Юлией Высоцкой, Александром Домогаровым (доктор Астров), Павлом Деревянко. Елена Андреевна у нее и добрая, и недобрая, и умница, и дура, и безрассудная, и расчетливая. Но в целом лучшее в ней побеждает — и она предпочитает уехать "подальше от греха", интуитивно выбирая тоже в каком–то смысле самопожертвование, предпочитая христианские добродетели пороку. 

Хорошо, что мы увидели Домогарова на сцене, он там несравненно лучше, чем в сериалах. Доктор Михаил Львович у него такой, каким он представляется нам истинным — немного сдержанный, без ложного пафоса, трудяга, и эгоист, и жертвенная натура одновременно. Богатая натура. 

И Лариса Кузнецова в роли няни, и Ирина Карташева — бабушка Сони, мать дяди Вани, и Александр Бобровский в роли приживала, помещика Телегина, очень хороши и гармоничны. Что не значит благостно–сладки, просто настоящие. 

Чехов–то, оказывается, хоть иные и считали его циником, был христианином! И хоть Кончаловский и сказал в Риге, что "ответов у Чехова не может быть, есть только чувства, у него нет ответов на многие вещи, все пьесы Чехова кончаются вопросом" — ответы на вопросы "как жить?" и "что делать?" в постановке очевидны. Да и Андрей Сергеевич добавил потом: "Но когда пьеса отвечает на эти вопросы убедительно, это и есть правильный ответ".

 

Наталья Лебедева 

Латвия, "Вести Сегодня" № 246, 16.12.2009

 
​​©2019  Александр Бобровский.​  Сайт создан на Wix.com