«Римская история» на все времена

 

В Театре Моссовета Павел Хомский поставил пьесу Леонида Зорина

Пьеса Леонида Зорина «Римская комедия» (ее другое название – «Дион») не столь знаменита, чем, скажем, «Варшавская мелодия». И не имеет богатой сценической истории. Но дело вовсе не в ее мифических «недостатках», а наоборот в остроте достоинств, социальной направленности, пусть и заключенной в комедийную форму. Но комедия эта сатирического свойства, а сатира, как известно, не всегда поощрялась.

 

Первым ее поставил легендарный руководитель тогда еще ленинградского Большого драматического театра Георгий Товстоногов и его спектакль тут же был запрещен. Случилось это в 1965 году, когда и была написана «Римская комедия». Чуть больше повезло спектаклю «Дион» Театра имени Вахтангова, уцелевшему в репертуаре на некоторое время. Быть может, потому, что режиссера Рубена Симонова привлек не жанр политического памфлета с опасными аллюзиями, а любопытный исторический сюжет. В постановке роль опального поэта играл Михаил Ульянов, а рядом с ним блистали Николай Гриценко, Николай Плотников и другие известные актеры-вахтанговцы.
Спустя полвека к этой истории обратился художественный руководитель Театра имени Моссовета Павел Хомский. «Римская комедия» оказалась отличным подарком к 90-летию Леонида Зорина, который был приглашен на премьеру. И оказалось, что своей актуальности давным-давно написанная пьеса нисколько не утратила, поскольку общественные ситуации и умонастроения, как известно, способны повторяться. И настоящий, мудрый и прозорливый художник по-прежнему противостоит власти, пытаясь вразумить ее и направить на путь истинный. Своим творчеством, своей жизненной позицией, пониманием происходящего, неравнодушием к судьбам родины, в конце концов. В «Римской комедии» в качестве такого художника выступает поэт Дион, то ласкаемый властью в лице императора Домициана, то попадающий в опалу. Эти вечные творческие «качели» как нельзя лучше художественно проанализированы драматургом и воплощены режиссером и его актерской командой во главе с Георгием Тараторкиным, сыгравшим Диона.
Речь в спектакле идет о событиях имперского масштаба. А потому Павел Хомский вместе с художником Борисом Бланком воплотили на сцене «большой стиль», который редко встретишь на современной сцене. Огромные портики, трибуны и колонны, бюсты и статуи вращаются на поворотном круге, представляя публике все новые  и новые места действия. «Римские» костюмы Виктории Севрюковой оказались весьма вольного свойства и превосходно вписались в пышный антураж. Тут и тоги, и туники, и котурны, и лавровые венки, и блестки – все, что полагается «золотому веку». Впрочем, античные мотивы – средство, но не суть. Ее-то, как уже говорилось, стоит искать не столько в делах давно минувших дней, сколько в вечном конфликте художника и власти.
Власть представлена императором Домицианом в исполнении Виктора Сухорукова, который к кинематографическому Павлу 1 и театральному Федору Иоанновичу в моссоветовском же спектакле «Царство отца и сына» добавил еще одну «монаршую» роль. Этот император – темпераментный комедиант, затевающий игры имперского масштаба, порой терпящий в них поражение, переодевающийся в рубище, пытаясь спасись от разгневанных соотечественников в убогом жилище Поэта – Тараторкина. Потом же переменчивая фортуна вновь возносит его на царственные вершины, а о свидетелях временного унижения лучше побыстрее забыть. Еще лучше изгнать за пределы Рима.
Дион Георгия Тараторкина полон сдержанного достоинства и осознания своей «миссии». Он опытен и мудр, прекрасно понимает сущность происходящего, знает цену императорским милостям, но все равно, несмотря ни на что не теряет надежды словом своим вразумить окружающих. Он читает стихи, не прибегая к декламации, отторгая всяческий пафос, но вкладывает в них всю душу. И получает лишь робкие, какие-то унылые аплодисменты. Он не лишен чувства юмора, помогающего переносить удары судьбы. Но обреченность любого Поэта, противостоящего любой же власти, слышна в каждой его интонации, угадывается даже в молчании.
Весьма любопытный дуэт Императора и Поэта сопровождается шумным и разностильным «аккомпанементом» из сановников и женщин-римлянок, воинов и толпы. Актерской команде спектакля можно только позавидовать. Ольга Остроумова замечательно играет Мессалину, супругу Диона – женщину простую, не лишенную слабостей, но верную и надежную в любой ситуации. А рядом – искусительница Лоллия – Екатерина Гусева, красотой способная сразить любого, но такая одинокая и несчастная. Женоподобный Афраний – Александр Бобровский ходит парой со своим «секретарем» Бен-Захарией – Марком Вдовиным, смеша всех вокруг своими жеманными повадками. А сколь комична супружеская чета лояльного поэта Сервилия – Александра Голобородько и Фульвии – Маргариты Шубиной, с вечными пафосными стихами и дамской самоуверенностью. Художник мудрый, Дион Тараторкина, конечно, будет изгнан из этого римского рая. Но и рай в его отсутствии перестанет таковым даже казаться.

 

Ирина Алпатова

"Театрал", 04.03.2015

 
​​©2019  Александр Бобровский.​  Сайт создан на Wix.com